Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

rumble fish

Уравнение Данте

Я начал переводить и буду выкладывать по понедельникам сюда по старой памяти и в Facebook главы книги Джейн Дженсен «Уравнение Данте». Первая глава будет послезавтра. Эту вышедшую в 2003 г., т.е. за год до «Кода да Винчи», американскую беллетристику не захотели переводить издательства. Тут им виднее, а мне смесь поп-кабалы с поп-физикой кажется очень интересной. Да простят меня занимающиеся ими всерьез. Собственно, кажется значительно более интересной, чем выстрелившие книги Брауна, к которым я тоже отношусь неплохо

Немного про автора. Фанатам Sierra-on-line и Gabriel Knight Дженсен представлять не надо. Это системная программистка, переквалифицировавшаяся в сценариста компьютерных игр-квестов, хороших квестов, и автор нескольких романов. «Данте», как я понимаю, премию Филиппа Дика не взял, но номинировался

И про книгу – в ней будут переходы по главам от персонажа к персонажу, будут раввин (вспомнил про нее в Иерусалиме как раз) и американский физик, которые с разных концов будут подбираться к одним и тем же главным человеческим вопросам, будет интрига и разведчики. Все по законам жанра

Занять должно примерно около года, качество при штучном подходе и книге, которая искренне нравится, будет лучше, чем в среднем у конвейеров-издательств. Зачем взялся? Во-первых, хочу и интересно, во-вторых, если вам понравится книга и перевод, то сможете поддержать работу финансово через donation, я дам координаты кошельков. На качество и доступность текстов не повлияет, но даст понять насколько такая работа нужна и насколько правы или нет были издательства. А может и простимулирует не бросать на середине пути, посмотрим. До понедельника
press

No man's land

Четверостишье из одной из любимых песен, я недавно ее выкладывал, там можно послушать

But here in this graveyard that is still no man's land
The countless white crosses in mute witness stand
To man's blind indifference to his fellow man
To a whole generation that was butchered and damned

Прямо до дрожи. Этот текст, по-моему, можно пускать поверх последнего кадра "В бой идут одни старики", настолько они про одно и то же. Хотя там под занавес играет "Я сегодня до зари встану", тоже очень подходит. Про войну, наверное, не нужно переводить тем, кто не воевал, но именно эту песню давно и сильно хочется перевести. Так хоть четверостишье

Ни кенотафы со звездой, за узкой леса полосою,
Ни караул, гранит, огонь, ни надпись «здесь лежат герои»,
Нам не помогут не забыть, как утро начиналось с танков
И как легко ушло под трак все поколенье, без остатка

press

кошка

Вчера, спасибо szg3, у нас завелась совсем молодая черная кошка Джипси. Ходит и бегает пока еще пошатаваясь, пищит, играет, неохотно но ест, утром даже удалось напоить водой. Место для спанья определила себе сама, почти не будила сегодня, про лоток все поняла быстро. У Джипси есть сестры и брат - советую. Мама у них очень черная, элегантная и египетская. Фотографии есть в журнале Саида
press

Книги июля

Были в Крыму и книги, куда без них. «Собор Парижской богоматери» Гюго, «Жизнь господина де Мольера» Булгакова, «[голово]ломка» Гарроса с Евдокимовым и главы из «Истории отношений России с Западом» promanov. Из последней в основном то, что касалось хозяев крымских дворцов.

Гюго – это страшная силища. Не в романтической части даже. В «Соборе» есть два совершенно самостоятельных добавленных позже очерка. Об истории Парижа и про развитие архитектуры. Если верить автору, а в этом случае делать этого как раз не стоит, то публицистика эта добавлена позже, потому и не вошла в первое издание. Думаю, не вошли заметки совсем по другой причине, но это не суть совершенно. Человека, настолько целостно представляющего историю развития своего города от деревни до развалившейся на два почти десятка кварталов громадины; умеющего описать, как Париж одну за другой сносил кольца преград, выплескиваясь за мосты, ворота, стены, земляные валы; нельзя не уважать. Архитектурная зарисовка Гюго просится в журнал, хоть бы даже и современный. Если целиком «Собор» о том, что человек убьет бога, то этот отрывок – о книге, убившей здание. Возьмите действительно старую постройку (Софию Киевскую, например) и по изменениям в ней распишите, как двигалась общественная мысль. Гюго легко читает в главном соборе своего города о крестовых походах, реформации, революции.

Булгакову рассказать о Мольере заказал чуть ли не Горький для серии «ЖЗЛ». Попала «Жизнь» в нее только через 30 лет, автор не вписался в формат, редактор зарубил. Подумал тут, что «Театральный роман» совершенно в мольеровской манере написан – сатирический наезд на современников из своей тусовки. Как прием не люблю, не понимаю сейчас, зачем, если расплевался с издателем, выписывать его в романе в виде ослика-три цента и ебать злостно всю дорогу, но о самом Мольере рассказано замечательно, начиная прямо со вступления. Авторы-побратимы они.

У Гарроса с Евдокимовым уже после Крыма обнаружил неожиданно на порядок более сильную, чем «Чучхе» и получившая нацбест «[голово]ломка» книгу – «Серая слизь». Не знаю, кто как Гюго Париж обдумал Москву (есть супердядька Гиляровский - но это вид снизу), но мрачное видение Риги в «Слизи» мне интересно читать. Если возьметесь за эту пару авторов, советую начать этого романа.
press

Юрий Евгеньевич Ряшенцев - Трагичный век, веселые сердца - для Health Line

В его составленных из баек воспоминаниях - сто с лишним страниц. Есть среди них и история о том, как он, тогда еще начинающий поэт, пришел к композитору Модесту Табачникову – автору массы шлягеров («Давай закурим», «У Черного моря»). Это была первая работа Юрия Ряшенцева.

Я должен был принести ему песенный текст. Табачников взял мои записи, поставил их на пюпитр, наиграл и с характерным акцентом сказал: «Слушай, ты знаешь, что ты мне написал?» Позвал жену: «Рита, ты посмотри, что этот пацан написал». Она приходит, читает стихи под его музыку и говорит: «Это шлягер, он написал тебе шлягер». Я тогда впервые услышал это слово - шел 1955 год. Я сижу довольный. Табачников отправляет жену Риту «принести пацану кофе», смотрит текст дальше.
- Что ты мне написал?
- Так сами только что говорили - шлягер.
- Ты мне написал «шел» в шлягере!
- А что такое?
- Рита иди сюда, это невозможно. Объясни ему, я не могу.
Жена посмотрела на это «невозможно», добавила свой «кошмар». Я объяснял, что в русском не так много коротких слов, что «я шел» хорошо подходит по ритму
- Вы не понимаете. Вы что, не знаете, что в СССР певиц в три раза больше, чем певцов? Какие авторские мы получим? Ты не пиши «я шел» – пиши «я иду» и все будет хорошо.

Какого преподавателя в вашем пединституте боялись больше всего?

Я опасался одной-единственной преподавательницы. Ее звали Арусияк Георгиевна Гукасова, она вела у нас литературу XIX века. Это была ироничная, строгая, широкая дама, которая понимала, что ребята, с которыми она имеет дело, стоят, может быть, большего, нежели другие. Директором института тогда был Поликарпов – тот самый ответственный секретарь Союза писателей, которому Сталин сказал: «Ну нет у меня для тебя других писателей». Когда на нас нападало институтское начальство, Гукасова всегда нас защищала. И вот пришел я как-то сдавать ей экзамен, совершенно не зная предмета, проиграв весь семестр в волейбол. Ну она меня и спросила: «Вы держали анненковское издание Пушкина? Какого оно цвета?» На том все и кончилось.

Я не могу сказать, что кто-то еще кроме нее наводил на меня ужас. Остальных обманывал нещадно, сдавал по шпаргалкам. Был такой Пирогов, не помню уже, что преподавал. Он был въедливый и смешной. Вот его было трудно обмануть. Не знаю, насколько он был крупен как ученый. Вот Гукасова была серьезным исследователем. Внешне такая мощнейшая восточная дама. А по какой-то внутренней манере похожа на Ахматову.

Collapse )
press

Обзор книг - для февральского Health Line

Аглая Дюрсо – Секс по SMS - АСТ

Идет отбор участников на очередное reality show. Тысячи лиц из такого же числа городов. Из всех них она выберет на главную роль его. Но не в телепроекте, на который он так и не попадет. А в свою жизнь с разломившимся браком и кроватью. Сломанную ножку кровати заменяет стопка журналов, а вот для брака такой замены-поддержки не нашлось. В отличие от телевидения, в жизни, увы, не бывает монтажных склеек. Зато по счастью хватает крупных планов.

Женский роман-переживание в котором текст прерывают телефонные номера, с которых в ответ на кодовое слово по sms приходят иллюстрации к сценам из книги. Роману не идут ни эта вставки, ни яркая блестящая обложка, ни даже свое собственное название. На самом деле текст здесь раскрашен совсем не в цвета обложек глянцевых журналов, а как название к нему подошло бы «И зачем этой песне какой-то припев?». Просто кроме автора и читателя есть еще люди, которые помогают рассказам, сценариям и другим большим и малым формам добраться от таланта к поклоннику. Некоторые занимаются этим за деньги. Так и появляются у книг обложки, сильно не подходящие к тому, что под ними. Продавцы должны поверить издателю, что это будет хорошо продаваться. Ничего страшного, просто не поленитесь на 20 минут сесть в кресло книжного магазина и заглянуть на несколько страниц дальше форзаца. Наружность и у книг бывает очень обманчива.

Артуро Перес-Реверте – Живым не возьмете – Эксмо

Хотя этот автор больше известен как романист, но кроме этого вот уже 14 лет Перес-Реверте каждую неделю пишет в «El semanal» - популярное еженедельное приложение к испанским газетам. За это время в его колонке набралось уже на четыре книги резких, нетерпимых к людским слабостям, болеющих за свою страну текстов. Первые три назывались «Заметки-1», «Корсарский патент» и «С намерением оскорбить». Из них на русский переведены только последние две. В четвертой – «Живым не возьмете», собраны заметки начала XXI века, с 2001 по 2005 год.

Темы могут быть самыми разными и не обязательно даже об Испании. Могут встретиться и война в Ираке, и зарисовка о прогулке двух писателей по ночному центру Мехико. Чаще всего в заметках читается усталость сильного, много знающего, видевшего и сделавшего человека от невозможности что-то здесь изменить. Только вот не назвал бы тексты пессимистичными. Какими угодно – злыми, ироничными, агрессивными, но выкинутого белого флага и опущенных рук в них нет. Переса-Реверте я уважаю за то, что он настоящий. И за такие вот фразы: «Может быть, эта девочка своим упрямым одиночеством сделает нас лучше, чем мы были до сих пор». Дай бог, чтобы так.

Макс Фрай – Ворона на мосту - Амфора

После логического завершения «Лабиринтов Ехо» ее плавно продолжили «Хроники Ехо», в которых пока что только четыре книги. В отличие от «Лабиринтов», где уже едва хватает пальцев двух рук, чтобы пересчитать их все. Если число вдруг испугало, то можете вдохнуть свободнее - вам не обязательно читать предысторию, «Хроники» вполне самостоятельны. Они как штрихи к портрету Объединенного Королевства, каждый из которых - рассказ зашедшего на огонек в кофейню придуманного сэром Максом города. На этот раз кроме ее хозяев - Франка и Триши, здесь собрались трое бывших сотрудников Малого Тайного Сыскного Войска: сэр Макс, леди Меламори и сэр Шурф Лонли-Локли. Как всегда очень милые, как всегда очень опасные. В этот раз рассказывать выпало сэру Шурфу – Мастеру, Пресекающему Ненужные Жизни.

Сэр Макс давно упрашивал коллегу рассказать о том времени, когда сам он еще даже не родился, а тем временем в Соединенном Королевстве шла война Орденов. Извиняясь (понапрасну, кстати, не такой уж плохой рассказчик получился из сэра Шурфа), тот начал со своего детства, рассказал о поступлении в Орден Дырявой Чаши, о своей идее фикс стать самым могущественным существом в мире. О том, что он сделал для этого, и как вода из аквариумов Ордена превратила его в Безумного Рыбника.

Евгений Примаков – Минное поле политики – Молодая гвардия

Человек, бывший какое-то время главой Службы Внешней Разведки (СВР) при всем желании не может не знать слишком многого. Не многие считают Евгения Максимовича ангажированным человеком, так что нет ничего удивительного в том, что его далеко не развлекательная книга стала бестселлером в своем жанре. Почти одновременно в издательстве «Российской газеты» вышла другая книга Евгения Максимовича – «Конфиденциально. Ближний Восток на сцене и за кулисами». В «Минном поле» есть и ближневосточная глава, но вообще книга официальным сухим языком и в хронологическом порядке рассказывает о каждой из работ автора: в газете «Правда», Институте Мировой Экономики и Международных Отношений (ИМЭМО), СВР, МИДе, кресле главы Правительства РФ и уже в самом конце - в Торгово-промышленной палате. Можно назвать и мемуарами, наверное.

В интервью «Книжному обозрению» автор сказал, что все подписанные его именем книги он пишет сам. Так что мы получили его взгляд на происходившее все это время в Российской власти. Свободный от сведения счетов с коллегами и недругами взгляд, что ценно. Подробно расписаны и инцидент с разворотом летящего в США правительственного самолета, и все то, что было сделано за восемь месяцев Правительством Примакова. Переговоры с МВФ о кредитах и с коспонсорами по арабо-израильскому урегулированию о прекращении вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке.
press

Александр Бовин - "Записки ненастоящего посла"

Продолжаю читать "Записки ненастоящего посла" Александра Бовина. Нашлось неслабое рассхождение с "Мюнхеном" Стивена Спилберга. В фильме, который, кстати, делался по документальной книге, группа диверсантов Моссад, отвечающая за ликвидацию руководства "Черного сентября", до странности плохо подготовлена. Показаны чуть ли не кабинетные работники, на ходу осваивающие дело спецопераций. Упомянуто правда, что группа была не единственной. Вот кто принимал участие в «Весне молодости» по Бовину:

«..Эхуд Барак. Окончил физико-математический факультет в Иерусалимском университете, участвовал в Шестидневной войне 1967 года, в войне 1973 года, был начальником армейской разведки, начальником генерального штаба.. В 1971 году командовал операцией, в ходе которой прямо из генерального штаба сирийской армии были похищены пять офицеров.. В 1972 году командовал молниеносной (90 секунд) операцией по освобождению заложников “Сабены”.. В 1973-м руководил операцией «Весна молодости» по ликвидации палестинских лидеров, проживавших в столице Ливана. Застрелил трех видных деятелей ООП, ответственных за убийство израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде.. В этой операции вместе с Бараком участвовали будущий начальник Генерального штаба.. и будущий советник Рабина по борьбе с терроризмом..»

Очень мало похожи на персонажей Спилберга. Еще интересный отрывок. Год 1993, а мало чем отличается от 2006. Столько работы, а воз и ныне.. Что-то в этом мире явно не так.

«..Утром 25 июля атаками израильских ВВС в Ливане началась военная операция «Дин ве-хешбон» (расплата, возмездие). Это был ответ израильтян на непрекращающиеся обстрелы северных, прилегающих к Ливану районов Израиля. Обстрелы вели боевики шиитской организации «Хизбалла» («партия Бога»), которая была создана с подачи хомейнистского Ирана в 1982 году.. «Хизбаллу» поддерживает и вооружает Иран. На ее деятельность сквозь пальцы смотрит Сирия.. Операция «Дин ве-хешбон» продолжалась шесть дней. Только самолеты и артиллерия.. В субботу 31 июля с помощью американцев Израиль, Сирия и Ливан договорились о прекращении огня.. Первое время «Хизбалла» сдерживалась. Но потом «катюши» полетели снова..»

Прошло 13 лет.
  • Current Music
    двужут революцией святые мальчики, а стригут купоны подлецы
  • Tags
press

текущее

Смотришь на атлас России с рассказами о каждой республике\области\автономном округе, и понимаешь, что мало где был. Пока так:


"Парфюмер" и "Мечтая об Аргентине". Первый как раз из разряда nunca mas. Второй - агитка, конечно, но цепляет серьезно. Причем запрещенными приемами. Александр Бовин в "Записках ненастоящего посла" приписывает недавно умершему Аркадию Вольскому фразу "Пока не потеряно все - не потеряно ничего". Там же из Льва Халифа:

- Из чего твой панцирь, черепаха?-
Я спросил и получил ответ:
- Он из пережитого мной страха
И брони надежней в мире нет.


для нашего книгобоза:

Джеймс Роллинс – «Пирамида» - Эксмо

После того, как «выстрелили» романы Дэна Брауна, книгоиздатели обратили свое внимание на исторический детектив. В «Эксмо» книги этого жанра выходят в серии «Книга-загадка, книга-бестселлер». «Пирамида» написана калифорнийским ветеринаром из Сакраменто, увлекающимся дайвингом и спелеологией. Под землю центральной Америки автор и отправляет героев романа. А дальше «схема отработана»: «историческая» вводка из XVI века, необычная теория о предшественниках Инков. Испанская инквизиция, христианские символы, влюбленные, но верные профессиональному долгу ученые, чередующиеся места действия, переход между которыми происходит в самые интригующие моменты. Ингредиенты известны, пропорции в норме, рецепт узнаваем. Понятно, что в любом ремесле есть добротные шаблонные заготовки, и есть вещи, в которых поселилась божья искра. «Пирамида» значительно ближе к первому. Это не хорошо и не плохо, «книги всякие важны», просто от этой не стоит ждать большего. Только почему все равно так хочется, чтобы цепляло, чтобы от этих не самых великих строчек хотелось сначала лететь в трансагентство, а потом сразу же в Перу? Может быть потому, что кроме Брауна вспомнилось и совсем другое? Никуда не деться, из детства, в котором не было полутонов, были только истории о героях и злодеях приходят два коротких слова: Майн Рид.
press

Ирина Трофимова - Отель «Снежная кошка»

Сначала как будто режет ухо язык книги. А уже страниц через тридцать, когда Олег сходит с поезда до Питера на станции «полчетвертого», сказка затягивает, и сидишь, широко улыбаясь. От любой книжки нужно же совсем не много, чтобы была добрая и честная. Ну, или хотя бы только честная. Уже хорошо. Вот «Духless», например, доброй быть совсем не хочет, но изо всех своих разговорно-публицистических сил пытается стать циничной. Не получается. Потому что не честная. «Кошка» совсем маленькая, на один зуб буквально. Ей, как хорошему мастеру боевых искусств, для того, чтобы показать класс хватает пяточка, на котором еле-еле помещается одна лежащая корова. Если вы заслужили поездку в «Снежную кошку», то получите там так недостающее вам в той другой жизни за дверьми отеля. Догонит ли вас отправленное много лет назад письмо, проснетесь ли вы в теле секретаря посольства, хозяйки салона красоты или плэйбоя. Даже хозяин Франс Валта не знает точно, как именно недостающее повстречает вас. Но выйдете вы совсем не таким, как вошли. Мне кажется, что люди, которые действительно чувствуют, что здесь к чему и почем, которым не надо доказывать текстом, какие они разэтакие, пишут как раз добрые, по-тихому смешные снаружи и светло-печальные внутри тексты. Как рыба, которая не может кричать. Слез которой не видно в воде.


HotLog
press

(no subject)

Я скромен, словно девка-католичка
Глазами долу я гляжу на этот свет
А остальное все – моя привычка
Моя привычка выдавать красивый бред

И также как она я непорочен
В вериги, в пояс верности одет
А то, что в увлеченьях так непрочен
Так то привычка выдавать красивый бред

А счастлив я как Будда Гаутама
Наевшийся пейотля на обед
А утром водку запивать водой из крана
Так то привычка выдавать красивый бред

Моя фантазия бревном замшелым преет
Как ретроград, все новое презрев
Пяти ночей одну постель не греет
Моя привычка выдавать красивый бред

Я позже стану книгой без кавычек
Что напишу поближе к сотне лет
Я всем желаю правильных привычек
К примеру - выдавать красивый бред


Возможно, в следующей жизни я буду текстом. Кроме преимуществ это доставляет некоторые неудобства, но в следующей жизни я все равно попробовал бы им стать. Может быть то, каким именно текстом мы станем потом, мы выбираем сами еще при этой жизни. Я всем желаю не смотря ни на что выбрать красивый текст. Можно и полезный, конечно, но мой совет - выбирайте красивый. Удачной недели всем!